Чудеса святого Шарбеля Маклуфа

Чудеса святого Шарбеля Маклуфа

14 Сентябрь 20114 комментарияШрифт Меньше Больше

Святой Шарбель. Впервые я познакомился с ним в киоске «Белсоюзпечати», когда среди «жёлтой» прессы и уродливых постсоветских журналов, я увидел брошюрку с ликом монаха. Любопытство и «профессиональный» интерес священника побудили меня купить её.

Как я и думал, это была попса: читателям предлагалось прикладывать изображение некого старца к больным местам. Я негативно отношусь к подобного рода вещам, т.к. в них играет роль скорее «магическое» сознание, чем личная вера человека в Бога.

(«Магическое» сознание — это, когда человек думает заставить Бога сделать, то чего сам желает посредством некого «обряда», псевдосакральных действий. Вера же начинается там, где человек осознаёт, что Бог это свободная личность и его заставить нельзя).

Однако, не смотря на свой скептицизм, я продолжил чтение.

Шарбель — святой араб и униат

Представьте моё изумление, когда после некоторого изучения, я понял, что Шарбель — это действительно католический святой. И не просто католический святой, а иеромонах принадлежавший мароницкой Церкви. Мароницкая же Церковь, является одной из Восточных Католических Церквей, т.е. в широком смысле этого термина Шарбеля можно назвать униатом. Вот что мне удалось узнать о святом арабе.

Юсеф Махлуф — будущий святой Шарбель родился в 1828 г. в селе Бекаа-Кафра, что на севере Ливана высоко в горах. Он был четвертым ребенком в семье простых крестьян Антуана и Бригитты Маклуфов. Эта семья была очень благочестивой, трудолюбивой и аскетичной. В доме Маклуфа особо почитали Пресвятую Деву Марию. Всей семьей они приходили на Божественную Литургию в местную церковь, строго хранили дни поста, обязательно придерживались христианских праздников. Однако, 8 августа 1831 отец Юсефа скончался, когда ребёнку было три года. Его мать через некоторое время вышла замуж за Лахуда Ибрагима, который стал в последствии приходским священником.

Монашеское призвание

Юсеф уже с детства был непохожим на своих братьев и сверстников. Печать благоговения перед Богом всегда была на его детском лице, а молчаливость стала присущей ему особенностью. Юсеф никогда не участвовал в шумных мальчишеских забавах и часто не по-детски молился Богу. Он отыскал на склоне горы узкий грот, сделал себе крохотный алтарь, поставил изображение Божией Матери, запасся ладаном и истово молился. С тех пор люди и прозвали его «святым». Этот маленький грот стал первым скитом Юсефа. Здесь он часто слушал внутренний голос, который постоянно говорил: «Твоя жизнь принадлежит Христу. Иди за Ним!».

Юсеф отдалился от сверстников, от семьи, готовясь к важному шагу в своей жизни. И, наконец, пришло то время, когда он оставил все — отчима, мать, братьев и девушку, которая считала себя его невестой. В 23 года (это был 1851) он решительно покинул дом, даже не попрощавшись с матерью. Он понимал, что прощание будет тяжелым и боялся, что бы оно не поколебало его решимость. В то время у Юсефа Маклуфа не было ничего, кроме горячего, всепоглощающего желания служить Господу. Не было у него даже постной лепешки, не было проводника, который знал бы эту дикую местность. По дороге он ел корни растений, лесные ягоды, дикий мед.

Путь юноша держал в монастырь Мейфукской Богородицы, но каким же образом его отыскать? Юсеф однако верил: если Бог захочет, то обязательно укажет ему верный путь. Однажды, на восходе солнца, путник с вершины горы наконец увидел цель своего путешествия. В долине, среди фруктовых деревьев, показались крыши из красной черепицы с остроконечными башнями и крестами, и душа юноши исполнилась радости и благоговения. В монастыре Юсеф обратил внимание на виноградную лозу, которая упрямо тянулась вверх и прямо на крыше распустила листья. «Вот так и я, — подумал Юсеф, — буду упрямо карабкаться на самую вершину монашеского призвания».

В те времена, как и сейчас, в Ливане насчитывалось примерно семьдесят маронитских монастырей, которые были сосредоточением религиозной и культурной жизни нации. Здесь изучали не только богословие, но и необходимые ремесла, внедряли новейшие технологии обработки тяжелой, своеобразной ливанской земли. Словом, в народе монахов считали настоящими просветителями, которых Сам Господь прислал к людям.

Два года строгого послушания в Мейфукском и Аннайськом монастырях (после года послушничества Юсефа переводят в монастырь св. Марона в Аннайе) действительно были двумя героическими годами. Крестьянский закалка и незыблемая вера в Господа помогали юному послушнику выдерживать нечеловеческое напряжение: по пять-семь раз в день принимать участие в Богослужениях, вставать в полночь к Полунощнице, днем пасти на горных склонах скот, работать, пока не стемнеет на виноградниках… Здесь он выполнял столярные работы, дубил кожи, носил с горных склонов огромные камни и шлифовал их.

Молодой послушник все делал с большим увлечением. Несмотря на суровы монастырский распорядок он всегда мог найти время и для того, чтобы изучать литургические песнопения, углублять свои познания через чтение книг. Юсеф искал для себя все новые и новые занятия, никогда не жаловался ни на усталость, ни на тяжелые условия проживания в келье. Во всем он старался походить на отца-наставника, на тех, кто был для него примером. Особенно тяжелым и напряженным выдался первый год послушания. Однако ни один монах не заметил, чтобы послушник в чем-нибудь проявил слабость…

В монастыре Юсеф Махлуф, в честь антиохийского мученика II в., принимает монашеское имя — Шарбель (Сарбелий). Это имя состоит из корней слов со значениями «царь» и «Бог». С первого ноября в 1853 году, он принимает, монашеский постриг. После двух лет послушничества настоятели отправляют молодого монаха в семинарию в Кфифан. Во время обучения в семинарии Шарбель был учеником святого Ниматтуллы Кассаба Аль-Хардини, о котором, если Бог даст, я напишу отдельно. На 23 июля 1859 Брат Шарбель был рукоположен во священники.

Чудеса при жизни Шарбеля

Мы, люди, падки на чудеса, но тем не менее Господь попускает их, что бы они стали для нас, слабых верой, отправной точкой, пунктом обращения, толчком к новой жизни во Христе. Много чудес явил Господь через святость своего верного монаха Шарбеля. Пусть же наше любопытство к ним будет не праздным развлечением, но действительно началом нашей личной духовной дороги.

Вот одно из таких чудес… В один жаркий день Шарбель простоял на коленях два часа, а потом пошел работать в поле. Во время его отсутствия в келью проник мелкий воришка и украл две тарелки, из которых Шарбель ел. Когда инок возвращался в монастырь, то увидел неожиданную картину: на тропе, дрожа от страха, стоял бедно одетый человек, а сзади и спереди его окружили две ядовитые гадюки. Стоило этому человеку только пошевелиться, как змеи, словно по команде, поднимали головы и злобно шипели. Шарбель увидел на тропинке свои тарелки и понял в чем дело. В эту минуту появился запыхавшийся отец-настоятель, которому уже сообщили о краже.

- Так это правда? Нужно немедленно вызвать полицию.
— Прошу вас, отче, никого не нужно вызывать! — Впервые решился возразить старшему молодой послушник Шарбель. — Посмотрите, даже змеи не тронули беднягу, зачем же его арестовывать? Змеи уже проучили его. Он это запомнит на всю жизнь.
— Но как нам отпугнуть этих гадюк?
— Позвольте, отче, я это сделаю. — Он близко подошел к змеям, и тихо, но властно приказал им. Они же с шипением юркнули в кусты. А вор, как ошпаренный, бросился наутек.

Был и другой удивительный случай, связанный с отшельническим призванием монаха. Шарбель желал жить отшельнической жизнью, но настоятель колебался благословить его на этот подвиг. Однако вскоре настоятель получил знамение свыше, которое развеяло его сомнения. Однажды, чтобы поразвлечься, монах вместо масла налил в лампу Шарбеля воды. Каково же было его удивление, когда ночью он увидел в его келье свет. В лампе действительно была вода — сам настоятель монастыря попробовал ее на вкус, ибо монах-шутник перепугался и во всем признался ему. У Шарбеля эта вода горела, как масло, но а в келье настоятеля сразу же погасла. После этого случая в 15 февраля 1875 года монаху позволили удалиться в скит. Шарбель отдал иноческой жизни 47 лет, из них 23 года он прожил отшельником.

Были и другие чудеса, но на мой взгляд, самым удивительным среди них, которое Господь явил нам через святого Шарбеля, был чудесный дар молитвы и аскезы. Шарбель мог стоять на коленях по четыре-пять часов. Разговаривать с ним в это время было бесполезно, он находился в глубокой медитации, общаясь с Богом.

Зимой и летом монах ходил в поношенной одежде (впоследствии он надел власяницу с металлической цепью — веригами), носил стоптанные ботинки, не надевал головного убора, не разжигал огня, чтобы согреться, никогда не ел мяса, не пил вина, спал на узкой каменной плите, а под голову клал полено, завернутое в грубую ткань. Он ни от кого не принимал ни подарков, ни денег. Он всегда молчал, и лишь творил умносердечную молитву. Когда порой его о чем-либо спрашивали братья, то он удивленно поводил глазами и молчал.

Чудеса после смерти и канонизация

Смерть к отшельнику приблизилась 16 декабря 1898, когда во время служения Божественной Литургии о. Шарбель получил инсульт. Его разбил паралич. Восемь дней о. Шарбель находился в сознании и боролся с ужасной болью. На своём смертном одре он не оставлял молитвы, взывая к Богу короткими молитовками: «Отче истинный, вот Сын Твой, жертва приятная» (повидимому, это слова из мароницкой Литургии), также он повторял имя Иисуса, Богородицы, св. Иосифа и святых покровителей отшельников Петра и Павла. В канун Рождества преподобный Шарбель закончил свой ​​земной путь.

Однако и после смерти преподобного иеромонаха Господь захотел, что бы тот послужил Ему для передачи Его благодати живым. Только двадцать тысяч зафиксированных исцелений по молитвам к нему произошло после его смерти. Когда через 50 лет после его смерти открыли гробницу, то не обнаружили никакого тления. Из нетленного тела десятки лет лилось удивительное целительное миро, которое за годы до краев наполнило два гроба. Все эти чудеса давали основание считать о. Шарбеля святым.

Маронитский орден, к которому принадлежал отец Шарбель, обратился к Св. Престолу с просьбой о его канонизации согласно правилам Католической Церкви. С 1926 по 1928 год прошел так называемый «информационный процесс». Местный епископ собирал данные о святости жизни Шарбеля и о чудесах, совершенных по его молитвам. Вся документация была направлена ​​в Рим, и начался так называемый «апостольский процесс». Вновь были собраны свидетельские показания, и в июне 1956 года было официально подтверждено, что жизнь Шарбеля Маклуфа была настоящим подвигом и отличалась христианскими добродетелями. Затем были рассмотрены и чудеса, которые совершались по заступничеству Слуги Божьего Шарбеля. Для беатификации требуется неопровержимое доказательство как минимум двух исцелений, не поддающиеся научно-медицинском объяснению: без этих чудес Церковь не может выносить решения о беатификации.

В ноябре 1965 года были официально признаны необъяснимыми чудесные исцеления монахини Марии Абель Камари из монастыря Двух Пресвятых Сердец, которая 14 лет страдала тяжелой болезнью желудка, и Искандара Наима Обеида из Баатбада, который невероятным образом прозрел после 13 лет слепоты. Оба исцеления произошли по молитвам к Шарбеля Маклуфа. Таким образом, 5 декабря 1965 года в Соборе Св. Петра отец Шарбель был причислен к лику Блаженных. А для завершения процесса канонизации — последнего этапа признания его Святым Вселенской Церкви необходимо был доказательство еще одного чуда. Среди многочисленных чудес для экспертизы выбрали исцеление от рака Мариам Ассаф Авад из Аммана. Оно и послужило последним свидетельством для подписания Павлом VI Декрета о канонизации.

9 октября 1977 года иеромонах-маронит Шарбель был причислен к лику святых. Во время канонизации этого ливанского духовного подвижника Папа Римский Павел VI назвал его одним из величайших святых XX века.

Молитва к святому Шарбелю

Святы отче Шарбель, ты отрёкся мирских радостей, и жил в смирении и укрытии, в одиночестве своего скита.
Ныне же пребывая в славе небес, отче, ходатайствуй за нас. Просвети наши умы и сердца, утверди веру и укрепи волю.
Роспали в нас любовь к Богу и ближнему.

Помогай нам выбирать добро и избегать зла. Защити нас от врагов наших видимых и невидимых и помогай в нашей повседневной жизни.
Твоими же молитвами, многие люди получили от Бога дар исцеления души и тела, и нашли выход в ситуациях, по-человечески безнадежных.

Взгляни же на нас с любовью, и если на то есть Божья воля, выпроси для нас у Бога милость, о которой мы покорно просим,
в первую же очередь помогай нам неустанно, дабы каждый день идти нам путем святости к вечной жизни. Аминь.

Получать обновления на е-мейл:

Теги:
2leep.com
  • peter

    Krasiva no mnoga is etaga protiv Pisaniia. Istina peremeshena s obolshcheniem. Malitsa nada tolka k Bogy v imie Xrista spasitela. Ibo tolka on isceliaet I blagaslavliaseta.

    • о. Андрей Буйнич

      Peter, Святое Писание — это книга Церкви. Именно Церковь определила канон книг Библии, которую Вы читаете. Церковь постановила, что нет ничего плохого в том, что бы просить о заступничестве людей, в которых проявилась святость Бога.

      Вы себя считаете выше Церкви и полагаете, что разбираетесь в Библии лучше чем Церковь? ;) Призовите на помощь элементарную логику: представьте, что Вы попросили меня о молитве за Вас, а я внезапно умер. Если я по милости Божьей попадаю на Небо, то что мешает мне помолиться за Вас Богу?

  • Anika

    я впервые прочитала нормальное жизнеописание этого великого святого,спасибо!

    • andreibuinich

       Anika, спасибо на добром слове :) . Действительно св. Шарбель очень интересный святой. А жизнеописание его я составлял пользуясь разными источниками… В основном материалами англоязычного интернета.